Игорь Мазепа
Генеральный директор 
 

Игорь Мазепа: Мы застряли в прошлом веке

Игорь Мазепа, Генеральный директор и основатель Concorde Capital, о том, почему поддержка госшахт тянет нашу экономику вниз

«Обеспечили стабильную работу всех государственных шахт? Отличная новость для какого-нибудь советского министерства. Но уж точно не для министерства в государстве, которое претендует на интеграцию с развитым миром», - комментирует Игорь Мазепа для Экономическая правда. 

 «Стоит ли напоминать, что во всей западной Европе, на опыт которой наши чиновники так любят ссылаться, у правительств совсем другие поводы для гордости. Там чиновники наперебой отчитываются о планах скорейшего и полного ухода от использования угля для производства электроэнергии. Например, Маргарет Тэтчер еще в 80-х годах массово закрыла все нерентабельные шахты», - говорит Игорь Мазепа.  «Некоторые развитые страны способны ещё больше удивить: в Новой Зеландии тестируют беспроводные методы передачи электроэнергии на расстояние. Читая же об очередных «достижениях» нашего Минэнерго, я понимаю, как безнадежно мы застряли в прошлом веке», - говорит Игорь Мазепа.  
 
«Ну ладно, были бы мы не в тренде по причине того, что у нас дешевый уголь, либо же уникальный суперкачественный уголь. Но ведь уголь большинства наших государственных шахт не блещет ни низкой себестоимостью добычи, ни качеством. «Стабильная» работа большинства государственных угольных объединений не только отдаляет нас от мировых трендов, но и уже который год загоняет наши государственные финансы, да и всю экономику, в убытки», - говорит Игорь Мазепа.  
 
«При себестоимости «государственного» угля от 3 тысяч гривен за тонну и вдвое меньшей рыночной цене этого же угля, наше государство получает прямые убытки на полтора миллиарда гривен с каждого миллиона тонн добычи. 

  И это только прямые убытки. К этому прибавить потери от загрязнения окружающей среды, которые смело можно оценить как минимум в полмиллиарда гривен с миллиона тонн (по европейским меркам). А если работа угольных энергоблоков еще и приводит к вынужденным простоям наших атомных станций – то это еще и сотни миллионов гривен безвозвратных потерь для нашей атомной генерации. Так, при стоимости нового атомного блока на 1000 МВт в три миллиарда долларов и ограничении его максимального срока эксплуатации 45-ю годами, мы получаем, что за каждый день такой блок теряет в стоимости 5 миллионов гривен, независимо от того, производит он электричество или нет. Миллион тонн угля – это 80 дней простоя атомного блока, или бесполезная утрата стоимости АЭС в 400 миллионов гривен.
 Таким образом, лишний миллион тонн украинского государственного угля – это порядка 2,5 миллиардов гривен убытков для экономики страны», - говорит Игорь Мазепа.  
 
«К счастью, на протяжении последних лет, госшахты ограничиваются производством лишь нескольких миллионов тонн энергетического угля, каждый год сокращая нагрузку на экономику от своей неэффективной работы. Но общими усилиями нашего Минэнерго, правительства и госкомпаний, мы можем возобновить бодрый поход по своему уникальному пути – к прошлому, к миллиардным убыткам, к нанесению непоправимого ущерба окружающей среде».  

Поделился своим мнением с Экономическая правда Игорь Мазепа https://www.epravda.com.ua/rus/columns/2020/09/8/664839/?fbclid=IwAR0GnRm-mBxnr8A21_54S7ZJOiiRfFiMI_98fnerZ_PT5MLFo4OtVI_OsvE